Слушай песню Ветра

В один из дней я подумала Боже если деньги лежат под ногами, то что же мне нужно сделать в своем Труде, что бы нагнуться и поднять их.
Я пришла домой, включила стационарник, и начала спамить встречу в  ЛК Сапоги.  И вспомнила про Диму.  Когда-то, я наткнулась в вк на его страницу и была безошибочно потрясена, написала ему приехать на встречу в Сапоги.  Он ответил, с каким то сарказмом, который мне очень не понравилась, и я со свойственной эмоциональностью послала его, прямо и конкретно. Так мы начали работать.
Дима Ветер ответственный молодой человек, он знает чего хочет.
после того как на сессии были заботы над проектом и остальными экзаменами , я измоталась и нечего не хотела.
Но Дима сказал , - Оль, когда сможешь, тогда и займись моим приездом . И я занялась . Дима мой первый опыт в организации мероприятия   поэтического вечера.
Я опубликую  интервью (подготовила Анна Века), которое отказались публиковать некоторые информационные ресурсы, впрочем, они так же отказались разместить афишу.
И конечно же я приглашаю всех кто желает приходить на поэтический вечер  !
С уважение Ольга Деми        


«Я часто бываю груб с теми людьми, которые мне дороги, и слишком часто нежен с теми, на кого мне плевать…»
Дима родился в Бресте, но всегда считал, что его родина – Россия, если быть точнее – так называемый «город чёрного креста» Ставрополь. Отсюда его отец, другие родственники, как бисер, рассыпаны по российским городам. С Брестом, у которого на носу 1000-летний юбилей, у Димы особые отношения: “этот город, как Бенджамин Батон – чем старше становится, тем моложе выглядит”:
– Я выбрал для себя образ затворника, в Бресте нет такого места, где я бы чувствовал себя спокойно. Разве только лишь в некоторых барах. А ведь спокойствие – это залог успеха любого дела. В стихах так же, только сначала немного поскандалишь, но затем успокаиваешься и пишешь о том, какой же ты всё-таки дурак. Вдохновение – интересная штука. Но, скорее, я не ищу его на улицах. Я ищу на улицах людей. Меня вдохновляют люди. А улицы – вряд ли. Общая атмосфера, может быть.
– А какие люди тебя окружают и есть ли среди них настоящие друзья?
– Самые разные, начиная от наркоманов и жуликов, заканчивая строителями, операторами и моряками, последних, кстати, я очень люблю (смеётся). Вообще я стараюсь не задавать себе высокие вопросы о дружбе, потому что всё равно буду не прав: сколько бы ответов у меня ни было, нужен один, которого у меня нет. Но знаю лишь одно: друзья – это те самые люди, которые честны с тобой и почему-то к их правде прислушиваешься.

– Ты сейчас говоришь о скромности?
– О себе можно говорить долго и без остановки. Беседа – это марафон, в котором необходимо бежать, но иногда у тебя настолько плохие кроссовки, что лучше просто идти или вовсе стоять.
– Судя по только что сказанному, вопрос о пафосности можно опустить?
– Зачастую современная поэзия как таковая бездарна, и большинство авторов это прекрасно понимают. Но в игру вступает такая вещь, как пиар. Поверьте, если вы найдёте себе крутого пиар-агента – уже через полгода на вас будут ходить сотни сотен. А пафос – это как раз осознание того, что ты из себя ничего не представляешь, но почему-то громко заявляешь обратное. Мол, я знаменитый московский поэт, приходи на мой вечер и обрети смысл жизни. Нет, я такое не люблю. Это слишком вычурно. Поэт, в первую очередь, – это голос и глаза народа, а звёзд в небе, я думаю, предостаточно.
– В социальной сети ВК у тебя  несколько тысяч подписчиков. Ты выступал в Киеве, Москве, Питере. Как так получилось? У тебя есть секретный способ продвижения?
– Мой способ довольно прост – нужно писать. Этого достаточно. Поверьте, если вы пишите годные стихотворения – вас обязательно будут читать. За много лет, что я пишу, я ни разу не обращался с просьбами прорекламировать меня. Я всё время просто писал стихи. Наверное, это единственное, чем я горжусь. Через год меня стали приглашать на различные мероприятия. Сначала был Киев, потом всё остальное. Но первый вечер прошёл в Минске в 2009 году. Было жутко страшно. Пришлось даже выпить коньяка для храбрости. А теперь всё спокойно. Волнуюсь, конечно, но это волнение доброе, правильное.
– По-моему, кроме личной странички http://https://vk.com/veters_poetry , у тебя в этой же социальной сети был другой проект?
– Когда я был молод (смеётся), я хотел развивать современную поэзия у нас в стране. У нас был отличный проект «kухня» – vk.com/kitchen_p. На то время это и было моим движением, это было единственным, что я хотел делать. Сейчас же, практически нет времени не то, чтобы на проект, а даже на какие-нибудь выступления. Тем не менее, я всё так же хотел бы делать подобные поэтические дела – встречи с авторами, видео и прочее, прочее, прочее.
– Наверное, твои родители – первые читатели и цензоры твоего творчества?
– Я всегда боялся читать отцу, матери. Может, даже и к счастью, что они не живут со мной. Отец сейчас в Минске, а мама недалеко от меня в Бресте. Кто-то боится петь на глазах у близких, играть на музыкальных инструментах, а я вот боюсь читать. Такое чувство, что они – единственные люди, которые понимают весь смысл, который я закладываю в свои стихи. И от этого становится как-то невыносимо печально и стыдно. Конечно, они знают, чем я занимаюсь, тем не менее, для них важно, чтобы у меня было хорошее образование и работа. Мама раньше не могла подумать о том, что кто-то до сих пор слушает стихи, ходит на выступления, читает. Мол, ты лучше Дима в газете фотографом работай (по первому образованию Дима фотограф – Авт.), чем живи непонятно как. Отец относится проще, говорит: «Я считаю, что поэт должен быть наполовину голодным».
– В чем-то он прав: история – свидетель тому, что  у поэтов действительно достаточно сложные судьбы, очень многие заканчивали самоубийством, спиваются. Какой видишь жизнь поэта ты, поэт?
– Да Бог его знает. Но у моих знакомых поэтов много похожего со мной: трагедии, вино, женщины. Скорее, не пьянка, а затянувшееся выступление. В какой-то момент ты перестаёшь обращать на это внимание и живёшь так, будто так и должно быть, но всё же голову посещает трезвость, и ты задаёшь себе один единственный вопрос: «Может, хватит?» Каждый на него отвечает по-своему: кому-то хватит, кому-то нет. Я счастлив, что до сих пор я могу знать меру, ту самую меру, которую необходимо знать. Но так называемая тонкая душевная организация даёт о себе знать. Я часто бываю грубым с теми людьми, которые мне дороги, и слишком часто нежен с теми, на кого мне плевать. И сиди тут гадай, что же ты за человек.


– Похоже, что материальные блага для тебя действительно второстепенны, как, в принципе, и должно быть в подлинном искусстве.
– Для меня тут всё просто. Денег у меня нет и никогда не было. Прошедшую неделю я ел чёрный хлеб и запивал его трижды заваренным чаем. И знаете, что самое интересное? Я обретал спокойствие. Мне было хорошо. Но когда всё съедобное заканчивалось, меня выручали мои товарищи. В такие моменты я их люблю больше (смеётся). Нет, я работаю. Но почему-то деньги тратятся непонятно как. Я всегда удивлялся тем людям, которые могли копить – у меня ни разу не получилось. И все вещи, которые ношу, – мне подарили. Я не купил себе ни одной вещи за последние пять лет. Поэтому к материальному миру я отношусь просто, но и от роскоши никогда не отказывался.
Я никогда не разбирался в моде,
носил вещи, больше похожие на пыль,
но я всегда замечал хорошо одетых уродин
и плохо одетых богинь.

Звучат нотки о любви?
– В последнее время я стараюсь не думать о любви. Чем больше о ней думаешь, тем прекраснее она кажется. Всему своё время.
– И счастью тоже?
– Счастье во всём. Это же самая простая истина. Я не понимаю, почему люди его не замечают:
все живы, здоровы – это счастье!  Ты проснулся – счастье! Тебя уволили – счастье! Проблема лишь в том, что люди привыкли к тому, что у них сейчас есть и, думают, что так и должно быть. Но когда что-то теряют, начинают задумываться о жизни, бедах и радостях. Так зачем сетовать на Бога за потерянное, если можно благодарить за дарованное?
Не унывай, не думай о пустом –
Всё нужное находится под боком.
Искусство видеть счастье в простом
И быть простым, когда узнал о многом.


– За что ты благодарен жизни и что планируешь?
– Благодарен за возможность видеть, слышать, ощущать – жить, в общем. А еще хотелось бы, наконец, сделать сборник, выступить за границей и, наконец, влюбиться.
И верь, не верь, прошу у Бога,
когда я трезв или в бреду,
чтоб ты пошла лишь той дорогой,
которой  уже я иду. (интервью подготовила Анна Века)
Интересно было прочитать про Диму. Все в точку говорит и пишет)